К 118-й годовщине со дня рождения Николая Герасимовича Кузнецова
Памяти первого адмирала флота Советского Союза
Блиц-Экспресс 11
Вадим Михайлов
(Vadim MIKHAYLOV)
куратор проекта (project's organizer)
24.07.2022/вск на малой родине - в деревне Медведки Котласского района Архангельской области будет отмечаться 118-я годовщина со дня рождения первого адмирала флота Советского Союза, наркома ВМФ в 1939-1946 гг., Героя Советского Союза Николая Герасимовича Кузнецова.
Мне довелось побывать в Медведках около 5 лет назад летом 2017 года. Возможно, что нынче в рамках "северной кругосветка" у меня будет также возможность побывать в музее Н. Г. Кузнецова под Котласом.
Сразу поясню, что есть две даты рождения Николая Герасимовича:
24.07.1904/ по новому стилю = фактическая и 24.07.1902 = документарная (она присутствует во всех его наградных листах).
Эта ситуация объясняется тем, что когда подросток Николай Кузнецов в 1919 году поступал на службу в Северо-Двинскую военную речную флотилию, то ему было только 15 лет. Вот сельский парнишка из Медведок и накинул себе пару годков, чтобы его приняли служить. По росту он тогда был как 17-летний юноша, так что про год рождения - 1902 - ему поверили. Кстати, на надгробном памятнике на могиле Н. Г. Кузнецова на Новодевичьем кладбище указаны годы жизни: 1902 - 1974.
Но по факту прожил он не 72, а всё же 70 полных лет. Будем потому считать дату его рождения 24.07.1904, и потому нынче отмечается 118-я годовщина (хотя по документам вроде как получается - 120-я).
Но будем считать по факту.
Сын крестьянина из глухой деревушки под Котласом на юге Архангельской области на границе с Вологодской прошёл путь от рядового матроса до наркома ВМФ СССР. На склоне лет Н. Г. Кузнецов писал: "Я сделал свой выбор однажды, в совсем юные годы, и никогда не жалел об этом".
Он море и о флоте родившийся на реке Северная Двина мальчишка мечтал ещё в детстве. Правда, отец его, казённый крестьянин Герасим Фёдорович Кузнецов (1861-1915), отдавший всю жизнь хлебному полю, говорил: "Земля-матушка - наша кормилица, сынок, а не море. Я тебе скажу, что на море иной раз так заштормит, что и корабли на воде устоять не могут..."
Вскоре отца не стало, и Николай отправился воплощать в жизнь свою мечту о море. О многом он мечтал, ибо имел образование: три класса церковноприходской школы. Дальше учить его у родителей не было средств, хотя отец и мать знали, что их Колька - сорванец способный.
Николай Герасимович позднее вспоминал: "Помнится, в нашу глухую деревню Медведки, я на берегу речки Ухтомка, приехал один парень из Петрограда. Он-то и рассказал мне о море, о том, что у моря нет конца и края, что оно голубого цвета, как небо в ясный день над Ухтомкой, а на дне моря мрачно, как в нашем колодце, из которого берём воду". Словом, зацепило, и как оказалось, на всю жизнь.
Жить интересами флота было главным в деятельности Николая Герасимовича Кузнецова, когда он стал морским военачальником. Многие из тех, кто близко знал его, отмечали гражданское мужество адмирала. Перед лицом ответственных руководителей он твердо отстаивал свою точку зрения.
Вскоре после войны при обсуждении вопроса о разделе Балтийского флота Н. Г. Кузнецов высказал И. В. Сталину /1878 (1879) - 1953 твёрдое убеждение: флот делить нельзя. На очередном совещании Сталин покосился на Кузнецова и устроил очередной разнос: "За кого вы нас принимаете?"
На это Кузнецов смело и твёрдо заявил: "Если не пригоден, прошу меня снять..." Все присутствующие были ошеломлены этим ответом. Сталин же выразился многообещающим образом: "Когда надо будет, уберём"
Вся жизнь стоявшего горой за флот адмирала была крепко связана с флотом, его героикой и буднями. На море он прошёл все главные университеты, познал истинную цену морского братства, приобрел боевой опыт в Испании, который в голы Великой Отечественной войны способствовал рождению нашей общей Победы.
В аттестации молодого Павла Степановича Нахимова/ 1802 (родился за что лет до Н. Г. Кузнецова!) - 1855 (погиб в Севастополе во время Крымской войны, а сегодня там стоит бюст Н. Г. Кузнецову!) было указано, что он "чист душой и любит море". То же самое можно было сказать и о Николае Герасимовича Кузнецове, беззаветно любившем море и флот. Так что другого ответа при возражении насчёт предполагавшегося раздела Балтийского флота от адмирала нельзя было ожидать. Когда Н. Г. Кузнецов ушёл в отставку, ему было очень нелегко. Где бы он ни был, что бы ни делал, перед ним, как живое, плескалось море. И будто наяву чудились корабли, тоска сжимала его в своих тисках, но волю его не сломила.
[11:36, 17.07.2022] Михайлов Вадим Александрович: В момент второй опалы, когда в конце октября 1955 года затонул линкор "Новороссийск", что послужило поводом для отстранения Н. Г. Кузнецова от должности, понижения его в звании до вице-адмирала и увольнения в отставку он, горячо преодолевая горечь незаслуженной обиды, писал: "От службы НА ФЛОТЕ я отстранён, но отстранить меня от службы ФЛОТУ невозможно".
Н. Г. Кузнецов был личностью неординарной, его вклад в укрепление и развитие флота - несомненный. К военно-морской славе, которой вправе мог гордиться, он шёл крутой тропой. Будучи честным, он в высшей степени проявлял требовательность к людям. Бывает так, что командиру приходится действовать круто, говорить резко, но и тогда в его словах и поступках не должно быть и тени высокомерия, безразличия к людям. Этого никогда и никому, особенно на море, не прощают.
Вот как вспоминает об одной встрече с командующим Тихоокеанским флотом Н. Г. Кузнецовым будущий Герой Советского Союза, вице-адмирал Григорий Иванович Щедрин/ 1912-1995: "В то время я был командиром подводной лодки Щ-110. Однажды мы возвращались из учений в районе Владивостока. Ночью меня разбудил вахтенный старшина, сообщив, что комфлота на пирсе. Собрался я быстро, но командующий меня опередил и был уже в третьем отсеке. Я попытался ему представиться, но он приложил палец к губам и тихо попросил не шуметь, чтобы не разбудить матросов. Сделав несколько замечаний, уточнив решение задачи, на прощание он сказал: "Доложите командиру, что в целом состоянием корабля я удовлетворён".
Я тут же успел вставить: "Разрешите доложить, товарищи командующий. Подводной лодкой Щ-110 командую я, лейтенант Щедрин!"
Он с интересом посмотрел на меня и на лейтенантские нашивки моего кителя. Я в свою очередь смотрел на его нашивки. Моим было далеко до адмиральских. Потом взгляды наши
[12:39, 17.07.2022] Михайлов Вадим Александрович: встретились, и Николай Герасимович весело и добродушно улыбнулся: "Ну как, лейтенант, справляетесь с кораблём?"
Я в ответ: "Стараюсь, товарищ командующий!"
Он засмеялся, потом посерьёзнев, пожал мне руку и без всякой рисовки как бы доверительно подчеркнул: "Старайтесь! Я тоже стараюсь управиться с флотом".
Г. И. Щедрин заключает: "Николай Герасимович не любил чванливых и заносчивых, а сам всегда был доступен и открыт".
В марте 1954 года проходили выборы в Верховный Совет СССР. Н. Г. Кузнецов был выдвинут кандидатом в депутаты, и ему пришлось встречаться с избирателями. На одной из встреч мичман с орденом Красного Знамени на груди вдруг спросил: "Товарищ адмирал флота, я слышал, что после войны вас судили. Это правда?"
Такого вопроса кандидат не ожидал. В зале повисла напряжённая тишина. На Кузнецова смотрели сотни глаз, люди ждали, что скажет адмирал. Но отвечать было надо, и он глухо заговорил: "Это правда, что меня судили, а вместе со мной ещё трёх заслуженных адмиралов. Но это был суд без чести. Потом нас реабилитировали. Вы подумайте - разве мы могли навредить родному флоту! Ведь флот - наша жизнь!"
Уже при жизни о нем ходили легенды: одна невероятнее другой. Он сам был вынужден признать, что судьбе было угодно в силу ряда причин и обстоятельств то "поднимать меня высоко, то кидать вниз и принуждать начинать службу сначала".
Доказательством этого являются буквально уникальные изменения в его воинских званиях. За время службы в ВМФ Н. Г. Кузнецов был дважды контр-адмиралом, трижды - вице-адмиралом, носил четыре звезды на погонах адмирала флота и дважды имел высшее воинское звание на флоте: Адмирал Флота Советского Союза.
История помнит, что 22.06.1941 в 02:20, т.е. более чем за один час до вторжения врага на советскую землю, все корабли и части Военно-Морского Флота СССР были в полной боевой готовности. Никто не был застигнут врасплох. Ни один корабль и ни один самолёт ВМФ не пострадали.
Если бы в таком состоянии были сухопутные силы и авиация, не были бы таким трагическими для нас первые часы войны.
Все годы Великой Отечественной войны Н. Г. Кузнецов успешно руководил боевыми действиями вверенного ему советского ВМФ, умело осуществлял взаимодействие флотов с сухопутными фронтами.
За большой вклад в Победу Н. Г. Кузнецову было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.
Флот любил Кузнецова, своего главнокомандующего. Не только офицеры, но и матросы уважительно называли его по имени и отчеству. Долгие годы после его кончины в 1974 году военные моряки вели борьбу за его реабилитацию. 26.07.1988 Президиум Верховного Совета СССР восстановил Н. Г. Кузнецова в прежнем звании - Адмирал Флота Советского Союза, которого он был удостоен в марте 1955 года.
Приведем слова самого морского военачальника: "Флот - моя боль и радость, ему служил и перед ним остаюсь единственным в ответе за всё, что сделал".
В заключение хотелось бы поделиться некоторыми удивлениями, которые мне довелось испытать при ознакомлении с наградными документам на своего земляка. Приведу информацию об имеющихся на портале "Память народа" все хронологическом порядке:
1/22.07.1944 Н. Г. Кузнецов был награждён первым орденом Ушакова первой степени согласно индивидуальному Указу Президиума Верховного Совета СССР/ ПВС за подписью М. И. Калинина/ 1875-1946/ председатель и А. Ф. Горкина/ 1897-1988/ секретарь;
2/В Указ ПВС СССР от 03.11.1944 на награждение орденом Красной Звезды (документ 858/605) фамилия адмирала флота Кузнецова Н. Г. была вписана для обеспечения алфавитного порядка ОТ РУКИ за номером 253, в результате чего число награждённых согласно данному Указу выросло с 843 до 844. Видимо, хватились в последний момент!
3/ В Указ ПВС СССР от 21.02.1945 (261/114) на награждение орденом Ленина (напечатано было 1748 фамилий) был вновь вписан ОТ РУКИ и поставлен по алфавиту между номерами 806 и 807 (общее число удостоенных высокой награды достигло потому 1749 человек);
4/ Вторым орденом Ушакова 1-й степени Н. Г. Кузнецов был награждён в числе 18 военачальников Указом ПВС СССР от 28.06.1945 (255/409).В списке он идёт 10-м номером (также этим Указом отмечены 31 человек орденом Нахимова 1-й степени;
5/ Звание Героя Советского Союза было присвоено Николаю Герасимовичу Кущнецову индивидуальным Указом (256/86) от 14.09.1945, т.е. после завершения войны с Японией, когда он командовал Тихоокеанским флотом и обеспечивал взаимодействие с сухопутными силами. Именно моряки и морские офицеры под командованием адмирала флота Н. Г. Кузнецова обеспечили возврат нашему Отечеству южного Сахалина и островов Курильской гряды.
Будем помнить!
В. Михайлов
июль 2022
P. S
Когда в августе 2017 года вместе с организатором музея Риммой Александровной Стрельцовой в Медведках мы ехали на машине из Котласа на малую родину Н. Г. Кузнецова запомнился необыкновенно резкий подъём в гору/ спуск на обратном пути непосредственно перед деревней Медведки. Подумалось, что также и судьба мотала уроженца этих мест, ставшего выдающимся флотоводцем нашего Отечества.
Будем гордиться!
Из воспоминаний о первом дне войне - о 22.06.1941 говорят подчинённый адмирала флота Кузнецова Н. Г.
В опубликованных в 2021 году воспоминаниях командующего Черноморским военно-морским флотом вице-адмирала Филиппа Сергеевича Октябрьского (стенограмма датирована 07.03.1943) читаем:
"Родился в 1899 г. в бедной крестьянской семье, в бывшей Тверской губернии, Старицкий район...
19.06.1941 мы закончили маневры, вернулись из Одессы в Севастополь. Все корабли вернулись на основную базу. Был приказ быть в полной боевой готовности. Флот был в готовности N 2.
Готовность N 1 - когда все на своих местах у пушек и готовы открыть огонь.
21.06.1941 была получена телеграмма от Народного комиссара военно-морского флота Н. Г. Кузнецова перевести флот на готовность N 1.
Отдал приказ усилить бдительность, быть готовым ко всяким неожиданностям...
Вернулся домой в субботу около 24 часов, мне звонят из штаба, что есть срочная телеграмма из Москвы.
Побежал в штаб, прочитал телеграмму. Народный комиссар (ВМФ СССР) предупреждает: усилить бдительность, возможна провокация. Мы были наготове. Я дополнительно приказал объявить большой сбор, чтобы собрать весь личный состав. Все прибыли на корабли. После сбора и проверки каждый командир докладывал, что все в порядке.
Такой сбор был в 01:30, в 01:50. Начштаба запросил, какие будут дальнейшие указания. Я предложил ему объявить угрожающее положение, провести полное затемнение севастопольского порта.
Одновременно командующий Дунайской флотилией доложил, что он на оперативной готовности N 1. Примерно в 03:00 командующий ВВС флота генерал-майор Русаков доложил, что на базой появился неизвестный самолёт. Я приказал открыть огонь, сбить самолёт... Затем докладывают: появилось ещё несколько самолётов над базой. Противник не рассчитывал, что мы-то будем готовы. Они думали, что мы находимся в нормальной мирной обстановке, город будет весь в огнях. Оказалось иначе. Они прилетели, не могли найти города, поэтому самолёты летают над городом, а бухты не видят...
Жужжат самолёты противника, крутятся над городом, и весь город ведёт по ним огонь. Было видно, как один самолёт упал в воду.
Вскоре докладывают, что несколько парашютистов спустились на боны в северной бухте. Спустя какое-то время в одном месте взрыв, в другом. Оказалось, что противник поставил заминировать выход в базу. Выяснилось, что это магнитные мины противник ставит.
Я взял телефонную трубку, доложил наркому (Н. Г. Кузнецову), что на Севастополь налет, противник минирует гавань. Это было между 3 и 5 часами утра 22-го. Через 19 минут звонит тов. Берия, спрашивает: "Что у вас случилось?"
Докладываю, что произведено воздушное нападение на Севастополь, противник минирует и бомбит его.
(Поскольку нарком ВМФ СССР Н. Г. Герасимов своей властью в предваряющем порядке спустил на флоты директивы о переведении на готовность N 1, то Берия уже собирался арестовать Кузнецова, но доклады также с других мест подтвердили, что началась война и нарком ВМФ СССР оказался прав, отдав приказ на упреждение).
Через 10 минут звонит начальник генштаба Жуков. Я доложил обстановку.
Через несколько минут звонит снова Берия. Я опять докладываю, что, очевидно, началась война.
Потом ещё раз вновь позвонил Кузнецов.
Видимо, часа через два после этого звонит тов. Жуков, говорит: "... тут не только на Севастополь нападение..." и начинает перечислять другие города, подытожив, что немец перешёл в наступление.
Тогда всем ясно стало. Отсюда Я сделал вывод, что, видимо, я был первым, кто доложил в Москву о начале войны, и, очевидно, товарищи вначале не верили...
Утром я получаю телеграмму от командующего Дунайский флотилией, что противник перешёл в наступление на Дунае и около 4 часов утра был с правого берега Дуная был открыт большой огонь по Измаилу и кораблям нашей флотилии. С этого и началась война..."
Приведем также свидетельство внучки Ольги Павленко, рассказавшей на встрече потомков ветеранов арктических конвоев в 2021 году в Архангельске о своем легендарном деде - наркоме ВМФ СССР, адмирале флота Н. Г. Кузнецове.
Касаясь роли союзников в подготовке и организации северных конвое, она сказала, что деда в своё время потрясло то, что где-то за океаном люди могли бросить свой дом, преодолеть моря, лёд и ужасы бомбёжек, чтобы прийти с конвоями в Архангельск и Мурманск.
Для Н. Г. Кузнецова участники конвоев со стороны союзников - это люди, которые без границ, без национальных различий были способны отстаивать независимость всего мира. Он называл это великим морским братством...
Вот такие "мысли вслух" из Котласского района Архангельской области, где родился будущий адмирал флота Советского Союза Николай Герасимович Кузнецов.
К сожалению, побывать в его родной деревне Медведки, где был в августе 2017 года, сейчас не получилось.
Возможно, получится в следующий раз.
Будем помнить!